монах Афанасий Карульский (Athanasios Karouliotis) (m_athanasios) wrote,
монах Афанасий Карульский (Athanasios Karouliotis)
m_athanasios

Categories:

Сколько величия, мудрости и красоты!..

...содержится в богослужебных текстах Православной Церкви. И до такой степени преисполнены они, иной раз, радостью, иной – скорбью, что без слез, радостных или скорбных, их ни петь, ни читать нельзя.
     А тексты и мелодии псалмопений Страстной седмицы – это вершина духовного творчества человека.
     Сегодня на Утрени чуть не разрыдался, когда ексапостила́рий пел...




     Вникнете с молитвой в слова стихов этих. Настолько поучительны и полезны они для души! И только человека с дотла выжженной совестию не тронут! Действительно, зависть (по Свв. Отцам – матерь убийства) не ведает предпочитать полезное.
     Седа́лен, глас 3:
     Блудница приступи к Тебе, мvро со слезами, изливающи на нозе Твои, Человеколюбче, и смрада зол избавляется повелением Твоим. Дыша же благодать Твою ученик неблагодарный, сию [благодать – м. А.] отлагает и смрадом одевается, сребролюбием продая Тебе. Слава, Христе́, благоутробию Твоему.
     Стихиры на хвалитех, глас 1:
      Егда́ грешная приноша́ше мvро, тогдa ученик соглаша́шеся пребеззаконным. О́вая у́бо ра́довашеся, истощающи мvро многоценное: сей же тща́шеся продати безценнаго. Сия́ Владыку познава́ше, а сей от Владыки разлуча́шеся. Сия свобожда́шеся, а Иуда раб быва́ше врагу. Лю́то есть леность [духовная – м. А.], ве́лие покая́ние, е́же мне да́руй, Спа́се, пострада́вый о нас, и спаси́ нас.
     О, Иудина окаянства! зряше блудницу целующую стопы́, и умышляше лестию преда́ния целование. О́ная власы́ разреши́, а сей яростию вяза́шеся, нося́ вместо мvра злосмрадную зло́бу. Зависть бо не весть предпочитати полезное. О, Иудина окая́нства! от него́же избави, Боже, душы наша.


     И насколько сухо звучат и не трогают душу эти стихиры в переводе на современный русский язык. И это еще не самый худший перевод. Как понял, отца Олега Стеняева:
     Когда грешница приносила миро, тогда ученик сговаривался с беззаконниками. Одна радовалась, тратя миро драгоценное, другой же спешил продать Бесценного. Та Владыку познавала, а этот от Владыки отдалялся. Та свободу получала, а Иуда становился рабом врага. Страшное дело – небрежение, великое – покаяние: даруй мне его Спаситель, пострадавший за нас, и спаси нас.
     О жалкая доля Иуды! Видел он блудницу, целующую стопы, и замышлял коварно поцелуй предательский. Она косы расплела, а этот яростию связывался, нося вместо мира смердящую злобу: ибо не умеет зависть предпочитать полезное. О жалкая доля Иуды! От нее избавь, Боже, души наши!


     То есть пархатые реформаторы Церкви не влекут паству свою к духовным высотам, заставляя постигать сакральность церковнославянского языка, напротив – профанируют тайну, объясняя ее языком, понятным любому местечковому интеллигенту. А конечная их цель – опошлить сакральные тексты до уровня местного олбанского наречия.
     Да не будет! Благо воцерковленных олбанцев и их пастухов по намордникам сразу видно!
     Мы же, под Покровом Божией Матери, останемся верными церковной традиции нашей и славить Бога будем на нетронутом сатанинской ненавистью к людям, едином и понятным для всех славян, языке.
     Аминь! И слава Ему во веки!


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments